7 июля
2011
17:50
17

Комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав Московской области изучены проблемные вопросы при организации взаимодействия комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав муниципальных районов и городских округов Московской области и следователей, расследующих преступления, совершенные несовершеннолетними и против них, а также причины и условия, способствующие безнадзорности несовершеннолетних.

Комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав Московской области изучены проблемные вопросы при организации взаимодействия комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав муниципальных районов и городских округов Московской области и следователей, расследующих преступления, совершенные несовершеннолетними и против них, а также причины и условия, способствующие безнадзорности несовершеннолетних. По результатам изучения подготовлены информации, которые направлены в территориальные комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав для ознакомления и применения в практической деятельности.

 

 

ИНФОРМАЦИЯ

по результатам изучения проблемных вопросов при организации взаимодействия комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав муниципальных районов и городских округов Московской области и следователей, расследующих преступления в отношении несовершеннолетних.

 

Комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области изучены проблемные вопросы при организации взаимодействия комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав муниципальных районов и городских округов Московской области (далее – комиссии) и следователей, расследующих преступления в отношении несовершеннолетних.

Несмотря на согласованные Методические рекомендации (разработанные Комиссией при Губернаторе от 18.09.2008 и прокуратурой Московской области от 2010 г.), регламентирующие взаимодействие между комиссиями и следователями (дознавателями) при расследовании уголовных дел, совершенных несовершеннолетними и против них, взаимодействие со следователями УВД отсутствует в большинстве случаев, со следователями подразделений Следственного Комитета России (далее – СК) – полностью.

Лишь в ряде комиссий: Мытищинского, Ногинского, Воскресенского муниципальных районов - в большинстве случаев информация поступает именно от следователей УВД.

Следователи СК не информирую комиссии вовсе, также отсутствует информирование со стороны подразделений ФСКН.

Следователи стоят на позиции, что такое взаимодействие не предусмотрено федеральным законодательством.

         При этом комиссии руководствуются исключительно требованиями федерального и областного законодательства в части защиты прав и законных интересов несовершеннолетних потерпевших, предупреждения повторной преступности, реабилитации и оказания социально-реабилитационной помощи несовершеннолетним, обвиняемым или подозреваемым в совершении преступлений.

Все делается для того, чтобы сотрудники комиссий оперативно подключались к решению вопросов, возникающих в ходе расследования: защите прав детей, направлению материалов, характеризующих несовершеннолетних и семьи, предоставлению комфортных для несовершеннолетних помещений для проведения следственных действий, участия необходимых специалистов и пр.

Каждый раз мы доводим до сведения руководителей следствия и СК, и ГСУ, что наша задача – не вмешиваться в процесс расследования, а исполнить свои полномочия в части защиты прав детей, оказания содействия следствию в изучении причин и условий совершения преступлений как несовершеннолетними, так и против них, чтобы принять меры по их устранению и предупредить повторность.

Однако не удается наладить этот процесс, особенно – со следователями СК.

В результате нарушаются требования федерального и областного законодательства в части организации индивидуальной профилактической работы с указанными категориями несовершеннолетних. 

Так, 17-летний житель городского округа Орехово-Зуево, совершивший особо тяжкое преступление (ст. 111 ч. 4 УК РФ), в течение 10 месяцев оставался без профилактического воздействия со стороны органов и учреждений системы профилактики, поскольку комиссия получила информацию, лишь когда представителей комиссии вызвали в суд (совершил преступление 09.05.2009 года, осужден 31.03.2010 года). При этом подросток, совершивший особо тяжкое преступление, нуждался в особом контроле и внимании органов системы профилактики, поскольку мера пресечения - подписка о невыезде, а подросток состоял на учете у врача психиатра и нарколога. Уголовное дело расследовалось следователем СК.

Так и остался вне профилактического воздействия комиссии 17–летний житель городского округа Ивантеевка А., в отношении которого в течение 10 месяцев расследовалось уголовное дело, возбужденное по ч. 4 ст. 111 УК РФ (совершил 10.02.2010 года, осужден в марте 2011 г.). Суд состоялся, когда А. достиг совершеннолетия.

В комиссию Воскресенского района не поступила своевременно информация из СК о преступлении, совершенном 15-летним В., который совершил насильственные действия сексуального характера в отношении своего родного 13-летнего брата. Комиссия узнала об особо тяжком преступлении при проведении сверки со штабом УВД в мае 2010 г., в течение 11 месяцев с подростком не проводилась индивидуальная профилактическая работа. При этом в отношении него не была избрана мера пресечения, связанная с заключением под стражу, и подросток продолжал проживать вместе с братом, в отношении которого совершил насилие. Из-за отсутствия информации никакой работы по социальному сопровождению ни с обвиняемым, ни с потерпевшим не проводилось. Таким образом, были нарушены права пострадавшего на психологическую реабилитацию, а обвиняемого – на проведение с ним индивидуальной профилактической работы в соответствии с законодательством. Причины и условия, способствующие совершению особо тяжкого преступления, устранены не были из-за отсутствия информирования, более того, сохранялась угроза совершения повторного преступления.

Эти и другие примеры демонстрируют, что следователи органов внутренних дел, особенно территориальных подразделений СК, не учитывают специфику, обусловленную возрастными и социально-психологическими особенностями несовершеннолетних, в том числе потерпевших.

Кроме того, практически отсутствующее взаимодействие с комиссиями, которые в соответствии с федеральным законодательством исполняют правозащитную функцию и координируют работу в отношении несовершеннолетних, оказавшихся в сфере уголовного правосудия, не дает возможности следователям тщательно исследовать обстоятельства, способствующие совершению преступлений, принимать меры, предусмотренные ч. 2 ст. 158 УПК РФ, добиваться реального устранения указанных обстоятельств.

Особенно проблемным является информирование о детях-потерпевших. Такое информирование отсутствует практически полностью. В лучшем случае комиссии узнают о том, что произошло преступление, из оперативных сводок, от сотрудников ПДН.

За 5 месяцев 2011 года количество преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, незначительно увеличилось (на 4,3 %) с 372 до 388 (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года).

Вместе с тем количество детей-потерпевших в результате преступлений против половой неприкосновенности сократилось со 117 до 99. Однако это необъективный показатель, поскольку преступления данной категории носят латентный характер.

Между тем именно эта категория несовершеннолетних нуждается во внимании со стороны органов и учреждений системы профилактики, поскольку в большинстве случаев преступления в отношении несовершеннолетних совершаются в семьях, где родители не исполняют родительские обязанности, семьи находятся в социально опасном положении, трудной жизненной ситуации, и родители не в состоянии принять меры к психолого-педагогической реабилитации ребенка и нуждаются в оказании им содействия.

Представления об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений, направляются в комиссии в большинстве случаев, когда дело передается в суд, а ряде случаев – не направляются вовсе. В 2010 году подростками совершено 1779 преступлений, при этом в комиссии направлено всего 327 представления (в 2009 г. - 286), из них лишь 3 – следователями следственных отделов СК РФ.

Безусловно, нельзя ответственность за отсутствие информации возлагать лишь на следователей, комиссии сами должны отслеживать чрезвычайные происшествия с несовершеннолетними и инициировать взаимодействие, отсутствие которого ведет к самым тяжким последствиям – нарушениям прав детей.

Так, 20 марта 2010 г. житель Дмитровского муниципального район М., 1983 года рождения, ранее судимый за кражу, состоящий на учете у психиатра, познакомился с двенадцатилетней А., пригласил ее к себе домой, после чего, зная ее возраст, против ее воли удерживал в квартире и совершил насильственные действия сексуального характера с угрозой применения насилия, совершенного в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста. М. был арестован, ему предъявлено обвинение по ст. 132 УК РФ. По решению суда он приговорен к 12 годам лишения свободы. При этом в комиссию Дмитровского муниципального района информация из СК не поступала, комиссия узнала о совершенном преступлении, когда была получена повестка на судебное заседание 22.06.2010 г., т.е. спустя 3 месяца. 12-летняя А., пережив в результате преступления тяжелую психологическую травму, осталась без психологической реабилитации.

В Павлово-Посадском муниципальном районе в течение длительного времени в отношении 13 воспитанников коррекционной школы-интерната, один из которых относится к категории детей, оставшихся без попечения родителей, совершались особо тяжкие преступления, предусмотренные статьями 131 (изнасилование), 132 (насильственные действия сексуального характера), 135 (развратные действия) УК РФ.

Гр. Я. в течение года договаривался о встречах с несовершеннолетними (за денежную плату) на территории гаражей, где подвергал их сексуальному насилию. Комиссия о совершении преступлений не была проинформирована ни органами образования, ни следствием. В настоящее время следствие продолжается, однако следователь категорически отказывается предоставлять информацию, ссылаясь на тайну следствия. Материалы в комиссии не запрашивались (некоторые потерпевшие несовершеннолетние состояли на учете в комиссии). 

В результате 13 подростков, имеющие особенности психического и интеллектуального развития, после совершения в отношении них особо тяжкого преступления остаются без психологической реабилитации.

В Пушкинском муниципальном районе в период с 29 декабря 2010 года по 14 января 2011 года функционировал зимний оздоровительный лагерь «Родники», в котором отдыхали несовершеннолетние из малообеспеченных, многодетных и других семей, нуждающихся в помощи государства (из Пушкинского, Можайского, Щелковского, Клинского и др. муниципальных районов) Один из воспитателей лагеря гр. Н., 1978 года рождения, житель города Москвы, совершал в отношении шестерых несовершеннолетних 6-7 лет насильственные действия сексуального характера.

14 января 2011 года в отношении Н. было возбуждено уголовное дело по п. б ч. 4 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера в отношении лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста). Информация из следствия в комиссию не поступала. О случившемся стало известно 15 января 2011 от сотрудника ПДН. При этом комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав Пушкинского муниципального района не проинформировала Комиссию при Губернаторе (в нарушение Постановления Комиссии при Губернаторе от 28.20.2009 года).

Из неофициальных источников известно, что гр.Н. находится в федеральном розыске за совершение аналогичных преступлений, которые совершил во время работы воспитателем в детском оздоровительно лагере в Кабардино-Балкарии. Следствие категорически отказывается предоставлять какую-либо информацию, включая сведения о подростках из других территорий. Проблема в том, что все эти дети из малообеспеченных, возможно, неблагополучных семей, родители вряд ли примут меры к психологической реабилитации детей, а комиссии о случившемся даже не подозревают.

В целях повышения эффективности исполнения требований федерального и областного законодательства в части организации межведомственной индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними, обвиняемыми (подозреваемыми) в совершении преступлений, а также несовершеннолетними, нуждающимися в социальной, психолого-педагогической реабилитации, в отношении которых совершены преступления, в том числе против половой неприкосновенности, а также повышения уровня взаимодействия необходимо:

1.      По итогам 6 месяцев 2011 года проанализировать уровень взаимодействия между комиссией и следователями (дознавателями) органов внутренних дел, ФСКН, Следственного Комитета России (на примерах преступлений, совершенных несовершеннолетними и в отношении них): своевременность информирования, направление следователям (дознавателям) материалов, оказание содействия в предоставлении специалистов; направление следователями (дознавателями) представлений об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений и пр.; организация индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними и семьями; участие в судебных заседаниях. По итогам анализа провести расширенное заседание комиссии с участием представителей органов следствия (дознания) территориальных УВД, подразделений ФСКН, СК России. Информацию по итогам проведения заседания комиссии направить в Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области до 01 сентября 2011 года.

2.      До 01 августа 2011 года направить в Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области копии представлений об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений, полученных в 1 полугодии 2011 года.

3.      Инициировать перед руководителями следственных отделов территориальных УВД, подразделений ФСКН, СК России размещение в помещениях, где они располагаются, контактных телефонов комиссии муниципального района (городского округа) и Комиссии при Губернаторе.

4.      Обратить внимание на необходимость исполнения Постановления Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области от 28.10.2009 года в части незамедлительного информирования Комиссии о чрезвычайных ситуациях, связанных с несовершеннолетними, в том числе о преступлениях, совершенных в отношении детей и подростков.

 

ИНФОРМАЦИЯ

по результатам изучения причин и условий, способствующих безнадзорности несовершеннолетних, а также некоторых чрезвычайных происшествий с несовершеннолетними (6 мес. 2011 года)

 

 

            Комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области при изучении причин и условий, способствующих безнадзорности несовершеннолетних, а также некоторых чрезвычайных происшествий выявлены факты отсутствия координирующей роли комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав ряда муниципальных районов и городских округов, а также недостаточное взаимодействие между органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонарушении несовершеннолетних по раннему выявлению несовершеннолетних и детей, находящихся в социально опасном положении.

         Так, 08 мая 2011 года по телефону «горячей линии» «Дети в беде» в Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области обратился житель Чеховского муниципального района гр. О., который сообщил, что его сожительница гр. С. оставила в его доме без присмотра троих малолетних детей, 3-х и 4-х лет. Сотрудники органов внутренних дел незамедлительно выехали по указанному адресу, где изъяли лишь двоих безнадзорных сыновей гр. С. Местонахождение 3–летней девочки осталось неизвестно, при этом гр. О. от объяснений отказался. В течение 5 дней органы внутренних дел по Чеховскому муниципальному району, органы опеки и попечительства, комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав не предпринимали никаких мер к установлению места пребывания ребенка, розыск объявлен не был. Лишь 13 мая 2011 года девочка была обнаружена у знакомой гр. О. в Подольском муниципальном районе. К счастью, за время нахождения ребенка у посторонних лиц в отношении него не было совершено каких-либо противоправных деяний. Все дети помещены в больницу. 13 мая было установлено местонахождение гр. С., употребляющей в течение недели спиртные напитки у своего знакомого в Подольском муниципальном районе. В этот же день гр. С. в органах опеки и попечительства отказалась от родительских прав в отношении своих трех детей, объясняя такое решение трудной жизненной ситуацией.

         В ходе изучения причин и условий, способствующих уклонению гр. С., 1981 года рождения, от исполнения родительских обязанностей, установлено, что она является одинокой матерью в отношении троих детей, 2008 г.р., 2009 г.р., 2009 г. р. С. с детьми зарегистрирована в Подольском муниципальном районе в двухкомнатной квартире, где также зарегистрированы и проживают 5 родственников гр. С. При этом в квартире отсутствуют условия для нормального содержания детей: один из родственников злоупотребляет спиртными напитками, в жилье нет горячего водоснабжения, централизованной канализации. Данное жилье было предоставлено семье в 1996 году как временное, взамен сгоревшего дома.

Гр. С. в 1995 году, в возрасте 14 лет, вместе с матерью, склонной к употреблению спиртных напитков, прибыла в Подольский муниципальный район из бывшей союзной республики, никакого учреждения образования гр.С. никогда не посещала, поэтому не умеет ни читать, ни писать, имеет низкий уровень интеллектуального развития, социально дезадаптирована, не работает, источник дохода – пособия на детей.

При этом гр. С., как одинокая мать, ежемесячное пособие стала получать лишь с июня 2010 года. Семья неоднократно попадала в поле зрения субъектов системы профилактики: гр. С. была зарегистрирована и проживала с родственниками, которые ранее относились к категории детей, оставшихся без попечения родителей, т.е. находились под контролем органов опеки и попечительства; семья была поставлена на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, как малоимущая; в семью неоднократно выходил врач педиатр. Однако никаких действий по устранению трудной жизненной ситуации в семье, где одинокая мать троих детей и бывшие дети–сироты, предпринято не было.

Гр. С., не имея положительного опыта проживания в нормальной семье в детском возрасте, оказавшись без средств к существованию и фактически без жилья, 13 мая 2010 г. отказалась от своих родительских прав.

Таким образом, органами и учреждениями системы профилактики, не выявившими гр. С. в период, когда она, будучи несовершеннолетней, проживала в неблагополучной семье, нигде не училась, нуждалась в оказании социально-реабилитационной помощи, были нарушены ее права, а далее отсутствие своевременных мер по раннему выявлению несовершеннолетних и семей, оказавшихся в социально опасном положении, повлекло нарушение прав уже детей гр. С.

Сложившаяся ситуация свидетельствует об отсутствии в Подольском муниципальном районе системы раннего выявления несовершеннолетних и семей, находящихся в социально опасном положении и трудной жизненной ситуации, а также о нарушении комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав Подольского муниципального района требований федерального и областного законодательства в части осуществления мер по защите и восстановлению прав и законных интересов несовершеннолетних.

Аналогичная ситуация сложилась в Раменском муниципальном районе.

14.06.2011 года в Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области поступила информация комиссии Раменского муниципального района о том, что 06.06.2011 года у гр. М. была похищена малолетняя дочь, 06.03.2008 года рождения. Мать ребенка обратилась в органы внутренних дел с заявлением о похищении девочки через 4 дня – 10.06.2011 г. (в нарушение требований Инструкции о порядке организации взаимодействия комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, органов внутренних дел, прокуратуры, территориальных отделов Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Московской области, территориальных подразделений Главного управления МЧС по Московской области, органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и других заинтересованных ведомств по розыску несовершеннолетних, установлению и устранению причин и условий, способствующих самовольным уходам и безвестному отсутствию, комиссия Раменского муниципального района проинформировала Комиссию при Губернаторе о похищении ребенка через 4 дня после объявления розыска).

В ходе изучения условий содержания и воспитания детей в семье гр. М. установлено, что М. является гражданкой Украины, однако паспорта не имеет, отсутствует и регистрация, проживает она с двумя детьми - похищенной девочкой, 2008 года рождения, и мальчиком, 01.09.2010 года рождения, в съемной квартире. В жилище антисанитарные условия, продукты питания отсутствуют, нет предметов ухода за новорожденным ребенком, у детей не оформлены документы, имеются лишь справки из родильного дома, новорожденный ребенок у врача педиатра не наблюдается. При этом никакой информации из органов здравоохранения о том, что на территории проживает «неблагополучная» мать, не поступало. Об уклонении гр. М. от исполнения родительских обязанностей свидетельствовали и обстоятельства, при которых произошло похищение девочки: гр. М. со своей знакомой С. в течение длительного времени распивала спиртные напитки, после того как гр. М. уснула, ее знакомая забрала девочку и ушла.

Учитывая эти обстоятельства, новорожденный сын гр. М. был из семьи изъят и помещен в больницу. Похищенная девочка обнаружена в Воскресенском муниципальном районе 16 июня 2011 года у посторонних лиц.

Данное чрезвычайное происшествие, сопряженное с угрозой для жизни и здоровья детей, отсутствие индивидуальной профилактической работы с семьей, фактически находящейся в социально опасном положении, свидетельствует об отсутствии системы своевременного выявления и адекватного реагирования органов и учреждений системы профилактики Раменского муниципального района на факты семейного неблагополучия, а также о нарушении комиссией Раменского муниципального района требований ФЗ-120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в части осуществления мер по защите и восстановлению прав и законных интересов несовершеннолетних, выявлению и устранению причин и условий, способствующих безнадзорности несовершеннолетних.

Ряд других фактов, выявленных на территории Московской области, также свидетельствует о недостаточной координирующей роли комиссий.

Так, в ночь с 06 на 07 июня 2011 года на территории Серпуховского муниципального района в результате возгорания частного дома погибла гр. Щ., 1978 года рождения, и ее малолетняя дочь, 30.01.2009 года рождения. Гр. Щ. имела постоянную регистрацию в городском округе Серпухов. В ходе изучения причин и условий, способствующих гибели ребенка, было установлено, что гр. Щ. по решению Серпуховского городского суда от 22.01.2009 года лишена родительских прав в отношении старшей дочери, 2004 года рождения, состояла на учете в Управлении опеки и попечительства по городскому округу Серпухов с декабря 2007 года в связи с уклонением от исполнения родительских обязанностей: девочка находилась на попечении бабушки, гр.Щ. полностью устранилась от воспитания и содержания ребенка. О ситуации в семье также было известно в детском саду, который посещал ребенок.

Вместе с тем в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав городского округа Серпухов гр. Щ. не состояла. Никакой индивидуальной профилактической работы по сохранению семьи, привлечению гр. Щ. к ответственности за уклонение от исполнения родительских обязанностей не проводилось.

22.01.2009 года гр. Щ. была лишена родительских прав в отношении старшей дочери, а 30.01.2009 года у нее родилась вторая дочь. Гр. Щ. с новорожденным ребенком стала проживать в Чеховском муниципальном районе у сожителя. Лишь в июне 2009 года органы опеки и попечительства по городскому округу Серпухов обратились в органы опеки и попечительства по Чеховскому муниципальному району с просьбой обследовать жилищно-бытовые условия проживания гр. Щ. После этого контроль за семьей никем не осуществлялся. Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав Чеховского муниципального района о том, что на территории проживает семья, где мать лишена родительских прав, органами опеки и попечительства не была проинформирована. В результате в течение 2 лет лишенная родительских прав и имеющая новорожденного ребенка гр. Щ. проживала на территории Чеховского муниципального района, затем – Серпуховского. Обстоятельства, при которых гр. Щ. оказалась в брошенном доме в деревне Серпуховского муниципального района, где произошло возгорание, неизвестны.

Обстоятельства гибели гр. Щ. и ее ребенка свидетельствуют о ненадлежащей организации взаимодействия органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на территориях городского округа Серпухов, Чеховского и Серпуховского муниципальных районов, а также отсутствии преемственности в индивидуальной профилактической работе.

Об отсутствии взаимодействия между органами и учреждениями профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на территории городского округа Долгопрудный свидетельствует случай, произошедший 01 июня 2011 года.

На проезжей части автомагистрали «Москва-Дубна» в 01 ч. 15 мин. был обнаружен ребенок 6-7 месяцев. Благодаря бдительности проезжающего водителя удалось предотвратить гибель ребенка под колесами автотранспорта. Приехавшие на место происшествия сотрудники милиции, обследовав территорию, обнаружили гражданку О., 1987 года рождения, и ее брата, 1990 года рождения, которые признались, что оставили сына гр. О. на дороге, поскольку не имеют средств к его содержанию.

Гр. О. является жительницей Ульяновской области. Более 2-х лет назад она с родителями и братом приехала в городской округ Долгопрудный, где они стали проживать в пустующих дачных домах. В конце мая 2011 г. семья переехала в д. Шолохово Мытищинского муниципального района.

Гр. О. – одинокая мать двоих детей, 2009 года рождения и 15.06.2010 года рождения. Обоих детей она рожала в родильном доме в городском округе Долгопрудный, несколько раз посещала поликлинику со старшим сыном (с младшим сыном уже нигде не наблюдалась), однако то обстоятельство, что одинокая мать, не имеющая жилья и средств к существованию, проживает на территории городского округа, выявлено не было.

У гр. О. отсутствуют документы, свидетельства о рождении детей не оформлены. Семья находится в трудной жизненной ситуации, никто из взрослых лиц не работает, средства к существованию отсутствуют.

31 мая 2011 года гр. О. с родителями и братом распивала спиртные напитки. О. пояснила, что дети стали плакать, мешать отдыху, и она решила младшего сына оставить на дороге, полагая, что его подберут водители проезжающих машин. Свой поступок гр. О. объясняет трудной жизненной ситуацией. При обследовании условий проживания семьи установлено, что помещение не пригодно для проживания детей: отсутствует водоснабжение, электричество, в помещении грязь, нет продуктов питания, отсутствуют игрушки и предметы ухода за детьми.

Младший сын гр. О., обнаруженный на дороге, помещен в больницу, старший изъят из семьи. В настоящее время органами опеки и попечительства принимаются меры по жизнеустройству детей и лишению родительских прав гр. О.

Учитывая изложенное, в целях своевременного выявления несовершеннолетних и семей, находящихся в социально опасном положении, организации с ними индивидуальной профилактической работы, необходимо:

1.                совместно с органами опеки и попечительства, внутренних дел, социальной защиты населения, здравоохранения ежемесячно проводить сверки данных о несовершеннолетних и семьях, состоящих на учете в этих ведомствах;

2.                проанализировать состояние и меры по организации работы в городских и сельских поселениях по выявлению несовершеннолетних и семей, находящихся в социально опасном положении и трудной жизненной ситуации, в том числе в части взаимодействия с населением и общественностью по информированию ими комиссий о случаях неисполнения родительских обязанностей, жестокого обращения с детьми, других фактах нарушений прав детей, принять дополнительные меры по повышению эффективности этой работы;

3.                принять дополнительные меры к исполнению постановлений Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области в части ежедневного информирования председателей комиссий о чрезвычайных ситуациях, связанных с несовершеннолетними, а также о выявлении несовершеннолетних и семей, находящихся в социально опасном положении;

4.      обратить особое внимание на необходимость незамедлительного информирования Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области о чрезвычайных происшествиях с несовершеннолетними, о проблемных вопросах, возникающих в ходе организации индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними и семьями и взаимодействия с органами и учреждениями системы профилактики.